Вход | Регистрация
сайт бесплатных объявлений, фото-отчётов и
новостей про катера, яхты и отдых у воды
  VLBOAT.RU
       

 
  Продажа                   Покупка
 
  Предложения услуг 1
Работа и персонал 0
Каталог торговых марок 27
Каталог компаний 284
Базы отдыха 138
Выбранные объявления
 Поиск объявления по ID:

   Новости
 
03.03.2015
Международная выставка яхт и катеров Korea International Boat Show (KIBS 2015)
28.09.2014
Чемпионат России в олимпийских классах яхт пройдет в Сочи с 27 сентября по 5 октября
16.09.2014
Международная регата "2000 островов" (Республика Корея)
   Торговые марки
Sea Ray
Bayliner
Princess
Bandido Yachts
Quicksilver
 

Журнал Yacht Russia в январе опубликовал интервью с лидером группы "Мумий Тролль" Ильей Лагутенко

Представляем интервью, опубликованное в журнале.

20 мая 2012 года из Санкт-Петербурга стартовала экспедиция, посвященная 1150-летию зарождения российской государственности. В дальнее плавание отправился знаменитый барк Росрыболовства «Седов». Путешествие продлится 14 месяцев, за это время практику под парусами пройдут более 300 курсантов. Компанию в кругосветке им составит группа «Мумий Тролль». Илья Лагутенко и его команда хотят к окончанию плавания завершить работу над новым альбомом. И первая песня уже есть, название ее характерно – «Акулы». К сожалению, без того, чтобы сойти на берег, у музыкантов никак не получается. График концертов неумолим. Так, в начале декабря «Мумий Тролль» оказался в Москве, и мы, зная о любви Ильи Лагутенко к парусам и яхтам, такого шанса, конечно, не упустили.

Yacht Russia: Илья, когда обратно на «Седов»?

Илья Лагутенко: Мы поднимемся на борт после Нового года. Мы словно альбатросы. Эти птицы могут тысячи километров лететь за кораблем, а потом покидают его, возвращаются в свое гнездышко птенцов подкормить, всякие свои гнездышкины дела уладить. И снова обратно, чтобы догнать судно уже в другом месте.

YR: Перед отплытием барка вы сказали, что вам не хочется быть на борту «Седова» простым туристом. Но согласитесь, Илья, драить палубу – занятие малоприятное. А на мачту кто ж вас пустит?

И.Л.: Путешествию предшествовали многочисленные мысли и беседы о том, чем же, собственно, мы будем там заниматься. Нам действительно в последнюю очередь хотелось быть этакими отдыхающими. Как музыкальный коллектив, мы сразу поняли свое предназначение – быть культурно-массовым центром, который необходим на барке для ознакомления с российской музыкальной культурой гостей в портах.

YR: Вы заходили в Киль и как раз попали на знаменитую Кильскую неделю. Понравилось?

И.Л.: Это масштабный народный праздник. Масса гуляний на берегу (и мы тоже выступили), но по-настоящему впечатляет количество людей, которые на ты с парусами.

 

«Когда я жил в Англии, я всерьез подумывал о том, чтобы коренным образом поменять свою жизнь. Работать в скучных офисах банков и торговых корпораций мне не нравилось. Я решил, что пройду курсы яхтенного капитана, устроюсь работать на какую-нибудь яхту и буду жить на воде. Но по правилам RYA (Royal Yachting Association – Королевская яхтенная ассоциация) каждый уровень нужно сдавать отдельно, при этом должен быть зачет по морским милям. В общем, процесс оказался затяжным, да и не дешевым. Все свои сбережения я вкладывал в курсы. Но смог сдать только на уровень Day Skipper. Нужно было уметь пользоваться приборами, овладеть навигацией, ориентироваться в портах... В общем, раньше получилось выпустить наш дебютный альбом «Морская». Много позже я записался в морское путешествие, соврав, что у меня большой навигационный опыт. Мне поверили. В теории я все знал, но разбираться с морскими течениями пришлось уже на волнах. И язык подтягивать, потому что есть русский морской, который я знал, а есть английский морской, который, если не знаешь, нужно учить. Тем не менее я нашел общий язык с капитаном, с командой. Компания сложилась интересная: гонщик команды Honda, начальник отдела кадров завода Jaguar, владелец гостиничного бизнеса в Бахрейне, ну и русский pop-star. Объединяло нас то, что каждый решил провести свой отпуск за занятием, отличающимся от обычной работы. Мы курсировали по Английскому каналу, по проливу Солент – это место будто специально приспособлено для приобретения хорошей морской практики, там постоянно меняются ветра, течения. Было здорово. Вообще, я получаю огромное удовольствие от единения со стихией. А еще я пересек Ла-Манш на самой крупной по тем временам океанской яхте: ее строили для какого-то показательного перехода через Атлантику, но спонсор из Америки обанкротился, и она осталась в Саутгемптоне. Ее успели вооружить парусами, но не было ни внутреннего интерьера, ни средств связи. Вот на ней мы и отправились во Францию…»*

 

YR: Вы выступали и в Англии в дни Олимпиады, представляя Россию…

И.Л.: Концерт проходил в Русском доме в лондонском Гайд-парке.

YR: В общем, функцию «культурно-массового центра» барка «Седов» вы начали воплощать в жизнь сразу и без проволочек. А вам приятно было узнать, что «Владивосток 2000» – любимая песня капитана «Седова» Николая Зорченко?

И.Л.: Николая Кузьмича, нашего капитана, очень многое связывает с нашим родным Владивостоком, и это, наверное, судьба, что капитан, с которым мы отправились в первую нашу кругосветку, тоже наш, дальневосточник. Наши песни на корабле вообще знают и любят, но нам хотелось, так сказать, не брать с собой в плавание багаж, а выйти из этого путешествия с новым багажом. Под новым багажом мы подразумеваем новый альбом. Понятно, что первым знакомится с новым музыкальным материалом экипаж барка, и это самые благодарные слушатели.

YR: Альбом будет посвящен морю? Хотя песня «Акулы» с него не только о водной стихии…

И.Л.: Альбом будет посвящен русскому року. У русского рока есть своя некая легенда, и лучшее, что случилось с русскоязычным роком, пришлось на 1980-е годы. Это сокровище, и это сокровище нужно беречь и изучать. И приумножать! Это интересный опыт – еще раз просмотреть эти сокровища не только под дальневосточной призмой, но еще и с чужих берегов.

YR: Это как признание в любви? Ведь говорят же, что ваш альбом «Морская» признание в любви Тихому океану?

И.Л.: Никогда не думал об этом, но Тихий океан меня всегда увлекал гораздо больше, чем другие. Что-то есть в нем особенное, что я не могу выразить словами.

YR: Возможно, после плавания «Седова» они найдутся. Хорошего альбома вам!

И.Л.: Времени у нас хватит и на музыку, и на то, чтобы палубу драить, а если доверят, то и на что посерьезнее. А на мачты – помните, вы спрашивали? – мы уже поднимались, конечно, после специального инструктажа.

YR: Может, и порулить «Седовым» удалось?

И.Л.: Рулить можно, но курс задает не рулевой, а капитан. Все как в обычной жизни.

YR: Ваша любимая «парусная» команда на корабле?

И.Л.: «Полный вперед!» И это моя любимая команда не только на корабле, но и на берегу.

YR: От морской болезни страдаете?

И.Л.: Я скажу вам по секрету, морская болезнь есть у всех, даже у морских волков, но с хорошими песнями ее обычно не замечаешь.

YR: Насколько позитивный настрой важен при плавании под парусами?

И.Л.: Без него вообще никуда не стоит отправляться.

YR: Осведомленные люди говорили, что вам «к лицу» роль боцмана…

И.Л.: У меня нет должной суровости по отношению к курсантам, даже если они из группы «Мумий Тролль».

 

«Если мне придется выбирать между парусными гонками и кругосветкой, я выберу второе. Чтобы так: идешь и идешь, дошел, остановился, дальше пошел. Люди, которые живут на воде, они совершенно другие. Они существуют вдали от того, чем живем мы. Их не так много… Есть порт в Новой Зеландии, переход через Тихий океан до него – минимум 20 дней. По статистике через этот порт за год проходит 300–400 яхт, это примерно две тысячи человек. Это люди со всего земного шара – им это надо. С кем ни поговоришь, всех это привлекает, а на самом деле только две тысячи реализуют такого рода желание. Буду ли я этим счастливым человеком, а я считаю – это счастливые люди, пока могу только гадать. Но я всегда мечтаю о море, считаю, что единение природой, с морской стихией – вот это самый величайший спорт». *

 

YR: Значит, в группе вы не боцман. А кто? Шкипер? И бывает ли, что вам достается роль шкотового или бакового?

И.Л.: Я в группе и начальник пароходства, и вечный юнга в одном лице.

YR: А что в вас осталось от того мальчишки из Владивостока, который долгими вечерами сидел и смотрел из окна дома на корабли в порту?

И.Л.: Я очень хотел стать капитаном большого парусника. Ну или просто корабля. У владивостокских мальчишек 80-х, по-моему, и не было никаких других фантазий. Стать рок-музыкантом – это казалось тогда совсем фантастикой. Но я не искал легких путей, и теперь рок-музыка помогает мне стать моряком.

YR: То, что вы пришли в парусный спорт, – это было приближением к мечте?

И.Л.: В яхт-клуб «Водник» я попал скорее случайно. И чуть ли не через неделю занятий меня отправили матросом на «Кадете» на краевые соревнования. Это был один из самых запоминающихся сrash courses (интенсивный курс. – Прим. ред.) в моей жизни. Я ведь абсолютно ничего не смыслил в своем деле, и рулевому пришлось туго со мной. Но, как говорится, терпение и труд все перетерли. Мы и переворачивались, и застревали в штиле, но в итоге все равно вошли в тройку лучших.

YR:  А еще на чем гонялись?

И.Л.: На «Оптимистах», конечно же. Самый обычный старт для новичка.

YR: Поражениям огорчались?

И.Л.: Я не азартный по натуре, вряд ли смогу разжечь в себе спортивную злость. Такая, видимо, ДНК. Но я никогда не думаю о поражениях как о негативе, для меня это просто опыт, который поможет в будущем.

 

«В яхт-клуб «Водник» меня привел друг детства Кирилл Бабий. Мы тогда слонялись по спортивным секциям города и, не преуспев в спортивной гимнастике и боксе, нашли целый мир приключений в яхт-клубе. Кирюша (позже он стал моим компаньоном по рок-группе) превратился в успешного гонщика – он выступал за команду Краснознаменного Тихоокеанского флота, я же в парусном спорте больших успехов не достиг – видимо, много мечтал, забывал менять галсы, когда нужно. Потом была служба на флоте, и как-то раз Кирилл, это уже на втором году, сказал мне: «Илюха, давай тебя переведем к нам в спортроту?» Я: «Кирилл, у меня нет никаких спортивных достижений, как ты помнишь, я дальше юношеского разряда не пошел, потому что, пока ты занимался спортом, я занимался музыкой». Он: «В карточку впишем, что ты кандидат в мастера спорта, а я поговорю с замполитом, потому что у нас уходит художник из части, а нужно рисовать постоянно все спортивные достижения». И порядок. Но потом приняли закон, что нельзя служить близко от своего места жительства, и меня сослали на остров-полигон. И никаким замполитам вытащить меня оттуда не удалось. Так что до мастера спорта я не дослужился».*

*По материалам сайта «Парусная академия»

 

YR: В отличие от многих и многих, вы не «закосили» от армии. Служили на флоте. А что дает парню служба и что отнимает?

И.Л.: Ничего не отнимает. Любой, кто скажет, что потерял несколько лет жизни на службе, соврет. Это бесценный опыт, и когда тебе 18, поверьте мне, шансов просто и бездарно прогулять эти годы гораздо больше. Погулять по жизни еще будет много времени. А вот быть профессиональным военным – это уже другая материя, и тут я не советчик. Это уже как выбирать судьбу.

YR: Вы по-прежнему отмечаете День военно-морского флота?

И.Л.: День ВМФ – практически профессиональный праздник в нашей группе, потому что мы все служили в рядах Краснознаменного Тихоокеанского Военно-Морского флота. В день ВМФ мы стараемся играть концерты в морских городах – если не во Владивостоке, то в Питере, Кронштадте или Севастополе. Я вообще прикипаю сердцем к мультинациональным и соответственно мультикультурным городам у морей и океанов. Моя пятерка любимых: Владивосток, Гонконг, Кейптаун, Лос-Анджелес, Барселона. В каждом из них свой собственный дух, ни на что не похожий и потому такой притягательный.

YR: Если была такая мечта – стать капитаном, то почему Дальневосточный государственный университет и восточный факультет по специальности «Страноведение», а не кораблевождение с перспективой воплотить мечту в жизнь?

И.Л.: Родители были ужасно против. Они очень не хотели, чтобы я постоянно был вдалеке от дома. И в итоге? Я, наверное, бываю дома реже, чем любой моряк.

YR: Романтикам это простительно. Их вечно куда-то тянет.

И.Л.: В каждом романтике есть что-то от моряка, и каждый моряк по-своему романтик. Только прагматичный. Иначе ему гавань так и не суждено будет покинуть, не так ли?

YR: Вы по-прежнему уверены (сами сказали когда-то), что у моряков другая жизнь и они плохо понимают, что происходит на большой земле? А может, им известно что-то самое важное?

И.Л.: Говорят, каждый моряк находит в море что-то свое, и это зависит от того, что именно он ищет. Что ищем мы? Наверное, ту самую морскую романтику белых парусов, синего моря и ветра, которой бредит каждый парень, выросший в приморском городе и мечтавший стать капитаном.

Беседовал Сергей Глебов

Yacht Russia, №1-2(49), январь-февраль 2013

Всероссийская Федерация Парусного Спорта

назад назад  наверх наверх

    О проекте | Техподдержка | Контакты VLBoat.ru | Условия использования | Реклама на сайте | Наши баннеры | Партнеры | Карта сайта